Вопрос реальности хозяйственных операций до сих пор остается актуальным для субъектов хозяйствования в судебных делах с налоговыми органами. Несмотря на значительное количество дел и перезагруженность судов (только Верховный Суд за 2019 вынес более 500 решений по этому вопросу), можно выделить определенные тенденции на основании такой судебной практики и определиться со стратегией защиты по аналогичным делам.

В первую очередь, следует отметить необходимость активной позиции предприятия в суде. Если раньше это было только насущной рекомендации, поскольку по законодательству обязанность доказывания неправомерности действий налогоплательщика возлагается на контролирующий орган, то теперь Верховный Суд по делу № П/811/2507/14 высказал позицию, что субъект хозяйствования обязан опровергать эти доводы. Поэтому обязательность активной позиции теперь не только рекомендация адвокатов, но и судебная позиция.

Во-вторых, и это опять не новость, большое внимание должно уделяться первичным документам. Операции должны быть подтверждены допустимыми и надлежащими документами (дело №826/2958/14), и к счастью не меняется позиция о том, что ТТН, сертификаты качества и другие документы, на отсутствие которых часто «бьет» налоговая, не могут быть основанием для нереальности операции (дело №808/849/17 803/1712/13-а).

INTERNATIONAL ARBITRATION

Важнейший момент – анализ фактических обстоятельств хозяйственной операции. Чаще всего нереальными признаются операции, которые не могли бы быть фактически реализованы ввиду времени, места, материальных ресурсов, а также отсутствия у одного из контрагентов активов и работников. К счастью, позиция Верховного Суда (например, дело №826/2958/14) заключается в том, что для данного вывода нужна совокупность таких обстоятельств, а не наличие только одного. Поэтому если налогоплательщик докажет, что собственными силами или с привлечением третьих лиц он имел возможность провести хозяйственную операцию и провел ее – суд должен стать на его сторону. Поэтому в такой ситуации мы рекомендуем акцентировать внимание на экономической целесообразности операций и фактическом движении материальных активов.

И напоследок – наиболее спорный вопрос обжалования налоговых уведомлений-решений – доначисление налоговых обязательств за неправомерные действия контрагентов. И по законодательству, и по судебной практике (дело №П811/530/17, 826/6065/18) налогоплательщик не должен отвечать за несоблюдение законодательства своим контрагентом, и не является основанием для нереальности сделки ни отсутствие работников, ни основных средств, ни невозможность проведения сверки, ни наличие уголовного производства. И даже наличие приговора по уголовному делу не должно стать причиной для признания сделки с конкретным контрагентом нереальной (дело №820/2616/18), однако посмотрим на вещи реально: уголовное производство в отношении вашего контрагента значительно уменьшает ваши шансы на положительное решение дела, поэтому для доказательства своей позиции придется приложить еще больше усилий.

Поэтому рекомендуем не пренебрегать стадией проверки контрагента до момента заключения сделки с ним, чтобы после не рисковать своими деньгами во время налоговой проверки.

Читайте также: Нові норми в застосуванні РРО

Pin It on Pinterest