Сегодня Денис Овчаров встретился с одним из лучших лекторов курса «Уголовное право и защита бизнеса» Ольгой Семенюк, чтобы поговорить о практике Европейского суда по правам человека и ее применении в украинских реалиях.

О применении практики ЕСПЧ адвокатами и судами

В Украине практика ЕСПЧ начала применяться с 2006 года. Казалось бы, за 14 лет мы должны были ее выучить вдоль и поперек. Достаточно открыть ленту Фейсбука и увидеть, сколько решений переводится – десятки в день, русский перевод, украинский… Казалось бы, читай, применяй, вставляй в иски, в свои выступления – и все будет классно, и в суде любое дело можно выиграть. Зачем тогда изучать практику дополнительно, если можно самому почитать? Но я часто слышу от своих коллег возмущения, что, мол, я же практику ЕСПЧ использовал, ссылки вставлял, цитировал… Почему же не сработало? Потому что юрист, адвокат вырвал кусочек из решения, вставил в свой иск, не понимая контекста, не понимая, о чем решение вообще… Например, само решение может касаться запрета пыток, а вставляется в дела, которые касаются пенсии. Юристы путают грешное с праведным.

Для судей проводится специальное обучение в Национальной школе судей и различными общественными организациями – та же Українська Гельсінська спілка з прав людини обучает адвокатов и судей. И есть судьи, которые достаточно хорошо знают практику ЕСПЧ. К сожалению, есть и такие, которые не знают.

О практике ЕСПЧ при задержании (ст. 208 УПК)

Задержание начинается раньше, чем применяется 208 статья. Человек пришел на допрос как свидетель. Он зашел в кабинет, допрашивается в течение часа, а потом хочет выйти, чтобы позвонить жене. А ему говорят о том, что он не может покинуть кабинет. Все! В этот момент, когда ему это сказали, начинает работать статья 5 Европейской конвенции. А где у нас в УПК это указано? Нет, у нас такого нет. В этой ситуации практика ЕСПЧ дает адвокату больше возможностей защитить своего клиента. И мы уже можем говорить, что в этот момент человек фактически был задержан, потому что, по практике ЕСПЧ, он уже не мог свободно покинуть помещение, ему не дали воспользоваться телефоном, ему сказали, что будут допрашивать до тех пор, пока мы хотим.

О практике ЕСПЧ при выборе меры пресечения

Если посмотреть решения суда, то там часто все обоснования идут, как под копирку. Например, такая стандартная формулировка, как «может скрываться от следствия». По ЕСПЧ, к примеру, должен быть уже куплен билет в другую страну, чтобы действительно было «может скрываться от следствия».

О влиянии ЕСПЧ на уголовно-процессуальное законодательство Украины

Изменениям, появившимся в новом УПК, большой толчок дал как раз Европейский суд по правам человека. Раньше у нас было так. Избрали меру пресечения, она будет 5 лет длиться и никто не будет ее менять. Эту статью никогда бы не поменяли, если бы не пошли массовые жалобы. И сейчас в некоторых случаях у нас уровень защиты по УПК выше, чем по ЕСПЧ. Но до сих пор остаются обратные ситуации. Например, у меня есть отмененный приговор, где апелляционный суд сослался только на нарушение статьи 6, которая подразумевает необходимость допроса всех свидетелей. И хотя в украинских судах нет практики, что только по этому основанию можно отменить приговор, апелляционный суд пошел на это.

Об изменениях в самой практике ЕСПЧ

Для начала нужно сказать, что практика ЕСПЧ достаточно спокойная и не меняется каждый день. Но Конвенции 70 лет, и те стандарты, которые были на момент, когда она принималась, на сегодня существенно поменялись. Если взять первое решение по пыткам, а 3 статья часто применяется в уголовной отрасли, то оно принималось тогда, когда людей реально били, избивали и могли не признать это пытками. А сейчас одно из решений ЕСПЧ о нарушении статьи 3 было вынесено по делу, где полицейский дал пощечину задержанному с целью унизить человека.

О крайностях, связанных с обращением в ЕСПЧ

Первая – обращаться в ЕСПЧ бесполезно, поскольку это тот суд, которого нужно ждать 15 лет, и он все равно 99% этих дел не рассматривает. А другие говорят, мол, я сейчас вот посижу, «настрадаю» (заключенные переписывают обычно всю Конвенцию и находят у себя 100 нарушений их прав) и какую-то компенсацию получу. Это на самом деле не так легко сделать, потому что всегда смотрят на совокупность обстоятельств. Хотя у нас много решений было принято по статье 3 за условия содержания в колониях, когда по 20 человек сидят в камере, рассчитанной на 5 человек, за неоказание медпомощи в колонии. Эти дела были настолько стандартные, что ЕСПЧ признал, что в России, Украине, ряде других стран настолько ужасные условия в колонии, что компенсацию, можно сказать, штамповали. Массово.

О роли практики ЕСПЧ при вынесении оправдательных приговоров

Статья 6 «Право на справедливое судебное заседание» содержит ряд гарантий, которые должны соблюдаться. И адвокат, который внимательно изучает статью 6 и понимает закрепленные в ней принципы, может ее использовать. Но многое зависит и от суда, как он смотрит на эту практику. Если бы у нас все было так хорошо в судах, то не было бы столько дел непосредственно в ЕСПЧ. Дела идут в ЕСПЧ, который выносит решение, и нашим законодательством предусмотрено, что эти дела иду уже в ВСУ. Но чтобы обратиться в ЕСПЧ, адвокат должен начать жаловаться на нарушение конкретных статей (3, 5, 6) уже на национальном уровне. Если пройти все три инстанции и после ВСУ уже обратиться в ЕСПЧ, то ЕСПЧ может просто не принять эту жалобу только потому, что во время национальных судов адвокат не заявлял о нарушениях. А если местный суд, апелляция, кассация закрыли глаза на нарушения, и жалоба поступает в ЕСПЧ, то есть шанс на то, что приговор будет пересмотрен.

CRIMINAL LAW & BUSINESS PROTECTION

Об отношении ЕСПЧ к жалобам из Украины

Я видела в Сети статистику, согласно которой Украина занимает одно из первых мест по подаче жалоб. Потом поступила критика о том, что у нас население значительно больше, чем в других странах, и статистику стоило бы пересмотреть в зависимости от количества населения. Это во-первых. Во-вторых, многие жалобы отсеиваются из-за того, что юристы составляют их неграмотно. Мало просто заполнить формуляр, нужно еще заполнить его правильно.

Об обучении практике ЕСПЧ

Я считаю, что должны быть специализированные курсы. К сожалению, раньше в университетах не было такого предмета, может быть, сейчас где-то это и преподают. Но тем адвокатам, которые на данный момент работают, нужно идти и учиться у экспертов. У нас мало хороших книг в этой сфере, чтобы самому почитать. Второй момент, все решения ЕСПЧ построены не так, как украинские, и поэтому их сложно читать, хотя там есть простая логика. Но я вижу, что и ВСУ, и некоторые судьи местных судов начинают так писать. И такое решение приятно читать.

О прецедентных решениях ЕСПЧ

Это решения, которые устанавливают определенный принцип, по которому можно потом действовать. Но эти принципы могут меняться. К примеру, 10 лет назад у нас все заключенные сидели в клетках, «аквариумов» не было, и пошли первые жалобы в ЕСПЧ. И когда адвокаты во время судебного заседания заявляли ходатайство о нарушении прав человека – подсудимый сидит в клетке, адвокат за это мог только получить прозвище городского сумасшедшего, который ссылается на какую-то Конвенцию. Сейчас что? «Аквариумы» (мы их так называем) приняли. Я уверена, что не благодаря нашему законодательству, не благодаря новому УПК, а потому что ЕСПЧ начал признавать, что это действительно нарушение. И сейчас есть новая тенденция – признавать «аквариумы», нарушающими права человека. Но нарушением содержание в «аквариуме» является только при определенных обстоятельствах. Например, несколько лиц в одном «аквариуме», повышенная температура, т.е. такая совокупность обстоятельств, которая подтверждает, что человек испытывает не просто дискомфорт, а пребывает в достаточно жестких условиях содержания. И по этому поводу есть уже решения национальных судов, когда после ходатайства человека сажали рядом с адвокатом.

О книгах по практике ЕСПЧ

Хорошая книга Джереми Макбрайда «Права человека и уголовный процесс. Практика Европейского Суда по правам человека». Недавно вышло второе дополненное издание. Даже помню, на каких-то мероприятиях эту книгу раздавали адвокатам бесплатно, чтобы ее использовали. И там отличная подборка материалов, но сделать их универсальными мы никак не можем. Недостаточно найти одно решение, нужно перепроверить, не было ли изменений, почитать, что вообще пишут по этому поводу. Европейская Конвенция – это живой организм, потому что с течением времени практика меняется.

О взаимодействии с судьями

У моей коллеги был случай, когда она ссылалась на практику ЕСПЧ, но ее остановил судья и сказал: «Не надо нам здесь лекции читать!». Она очень сильно возмущалась. Я считаю, если мы выступаем в прениях, то судьи не могут остановить прения, поэтому нужно дальше гнуть свою линию и рассказывать о практике ЕСПЧ. Если из 10 судей получится достучаться хотя бы до одного, то это уже плюс. Те судьи, которые приходят сейчас, – более молодые, прогрессивные и больше открыты к практике ЕСПЧ. Есть такие судьи и среди тех, кто уже собирается уходить в отставку, но больший процент – все-таки молодые судьи.

О сроках рассмотрения дел в ЕСПЧ

Более срочно рассматриваются дела, которые касаются лиц, находящихся в местах лишения свободы плюс имеющих медицинский показатель; лиц, которые содержатся в психиатрических диспансерах, неврологических центрах – там, где у людей есть явные показатели по здоровью. Потому что если дело будет рассматриваться 10-15 лет, человек может просто не дожить до этого момента. Но многое зависит и от качества самой жалобы. Если в жалобе все подробно, качественно описать, то, думаю, у этой жалобы возможен больший успех и более быстрое рассмотрение, чем у той, где сплошная каша. В ЕСПЧ тоже люди работают.

Читайте также: Чи можна було подавати електронний позов у далекому 2017 році?

Pin It on Pinterest